October 13th, 2010

Аватарка

Про ислам, как он есть

По наводке amoro1959 

gabblgob пишет
Проблема не в иммиграции, а в исламе!

Писатель Ральф Джордано в своём открытом письме обвиняет федерального президента ФРГ Кристиана Вульфа в создании ложного положительного настроя в отношении ислама.

Срочно в номер, в общем.

Уважаемый г-н Президент,

Вы заявляете: «Христианство — часть [культурно-исторического, идентификационного кода] Германии, иудаизм — без сомнения, также часть […] Германии, это наша общая, христианско-иудейская, история, но и ислам уже тоже часть […] Германии».

Эти слова, произнесённые Вами 3 октября на торжествах по случаю 20-й годовщины объединения Германии являют собой в своей поверхностности столь глубокое непонимание действительности и столь неуместное желание соединения двух в основе своей несовместимых систем, что вызывают у более или менее осведомлённого человека состояние потери речи.

Я не собираюсь становиться вашим репетитором по истории, но столь явное и  безответственное приравнивание реально существующего ислама к желаемому, совместимому с европейскими ценностями сферическому исламу в вакууме, вызывает необходимость энергичного протеста. Прежде всего потому, что политический и воинственно настроенный ислам невозможно никуда никак интегрировать, да и «обычный» ислам более чем достаточно проблематичен.

Неужели Вам не известно, что никто до сих пор ни разу сколько-нибудь убедительно не ответил на вопрос о совместимости ислама со свободой слова и совести, равноправием женщин, плюрализмом, отделением религии от государства, — короче говоря, с демократией? Ислам — чёрная туча, заслоняющая ясное небо XXI столетия, и угрожающе нависшая над Германией в результате абсолютно непродуманной, ошибочной иммиграционной политики.

На самом деле происходит столкновение двух глубоко различных культурных парадигм, и происходит это сразу на нескольких уровнях. Первая — это иудео-христианская, которая, преодолев горькое и страшное наследие предшествующих исторических эпох, через Возрождение, Просвещение, гражданские революции, либеральные ценности, обеспечила громадный прыжок в развитии общества.

Другая — исламская, которая после короткого периода расцвета, способного заставить Запад покраснеть от стыда [за своё тогдашнее невежество], погрузилась — и по сегодняшний день там пребывает — в патриархальность, архаическую стагнацию, характеризующуюся тотальным послушанием, религиозностью, неравенством женщин, патернализмом и безоговорочным следованием религиозным авторитетам.

Это столкновение между традиционно и религиозно обусловленной культурой, глубоко ограничивающей личную свободу, и культурой, которая после многовековых поисков и ошибок создала общество, испытывающее сильнейшее влияние индивидуализма и христианства, но при этом секулярное.

В идущем состязании общественных моделей кроются гигантские проблемы, и сами мусульмане указывают на них. Так, известный турецкий писатель Зафер Шеночак вонзает хирургический скальпель в одну из наиболее зияющих ран: «Едва ли хоть один исламский религиозный мудрец, не говоря уже о благочестивом простеце, желает и может увидеть основную проблему собственной веры, скрытую в её структуре и образе мышления. Они не готовы критически проанализировать собственную традицию, не способны беспощадно к ней самой поставить её перед реальными вызовами современной жизни».

Ему вторит неустрашимый Аббас Байдун, много лет ведущий колонку фельетониста в ливанской газете «Ас-Сафир», вступая в опасную зону запретной рефлексии и самокритики: «Многие из нас ищут отговорок, позволяющих не заглядывать в зеркало, чтобы не увидеть там перекошенную рожу — рожу изоляционистского ислама, исповедующего культ насилия, ислама, постепенно берущего верх над нами в то время, как мы упражняемся в искусстве притворства, ислама, дикая и злобная рожа которого вот-вот станет нашим единственным лицом».

Неспособность исламского мира к самокритике и рефлексии


А что говорят, г-н Президент, «Сатанинские стихи» Салмана Рушди, что противопоставляют они заклинаниям? В них мусульманин перестаёт взваливать вину за собственные, исламом обусловленные, зло и безобразия, на «Европу», «большого сатану Америку» и «маленького сатану Израиль». В них мусульманин приковывает к позорному столбу неспособность исламского мира к честному взгляду на себя самого, в них называются истинные виновники ужасающего положения вещей в исламском мире — собственные элиты. И вслух произносятся вещи, которые немусульманин вряд ли когда-нибудь осмелился бы произнести: проблема — не в миграции, проблема — в исламе!

Огромная, революционно перезревшая часть человечества — «умма», сообщество мусульман, разделена внутри себя непримиримо и причудливо. Она захлёбывается в собственных отсталости и неподвижности, обусловленных особенностями исповедуемой религии и порождённой ею культуры. И к тому — угрожающий восклицательный знак: призрачный мир нефтяных набобов, полный фальшивой мишуры и похожий на жирное пятно — грязное пятно безграничного, питаемого немыслимым богатством, цинизма. «Это ничем хорошим не кончится», говорит писатель Орхан Памук.

Но и в Германии, г-н Президент, раздаются голоса мусульман, весьма скептически рассматривающих перспективы вхождения исламского дискурса в иудео-христианскую цивилизацию.

Так, теолог из Ирана Хамида Мохаджени предупреждала: «Внутриисламские просветительские тенденции потребуют от 20 до 30 лет, чтобы ислам смог европеизироваться, — и при этом нет никакой гарантии, что такие тенденции не потерпят крах и не будут поглощены традиционным исламом».

Общечеловеки и социал-романтики


Другой голос, призывающий прислушаться к мнению немецкого народа и критически отнестись к мусульманским общественным и религиозным функционерам, — голос д-ра Эзхара Цезаирли из «Исламской конференции Германии»: «Я с пониманием отношусь к тому, что люди, ни в коем случае не относящиеся к правым экстремистам, опасаются исламизации. Опасность для будущего Германии состоит в том, что некоторые политики в силу своего невежества готовы сдавать исламским активистам основополагающие ценности и принципы нашего просвещённого и свободного общества».

Их голоса не слышны всем этим юродивым, готовым целоваться с кем угодно, ослеплённым ксенофилией социал-романтикам и профессиональным «людям доброй воли», племенным миротворцам и прочим исусикам, даже после Тило Саррацина делающим вид, будто их сюсюканье способно оживить мультикультурную идиллию, существовавшую лишь в их воображении.

Не поймите меня неправильно, г-н Президент. Честь и слава нации, защищающей любого мигранта, чужака, иноземца от чумы  — расистов с их подельниками. Но в то же самое время наш гражданский долг — защищаться от тенденций, которые несут в себе традиции, обычаи и привычки турецко-арабского меньшинства, той недоброжелательности, переходящей во враждебность, что кроется за лицемерными признаниями достижений свободы в демократической республике и клятвами в верности её конституционному строю.

Принципиальные проблемы, осложняющие их интеграцию, несут в себе сами мусульмане, даже если исходить из предпосылки об их миролюбии. Миролюбие? Допустим. Но скорость и размах организации волн насилия и протеста в исламском мире, когда мусульманам сообщают, что на них кто-то набросился с оскорблениями, откровенно пугает.

Зато какая немота поражает здешние мусульманские объединения и общины при мечетях, когда, например, в турецкой Малатье режут на куски сотрудников библейского издательства, когда в Сомали расстреливают монахинь, когда в Пакистане сажают и держат в яме христиан — до приведения в исполнение смертного приговора за «богохульство». Кладбищенская тишина.

Вопросы миграции и последующей интеграции требуют откровенного, смелого и нелицеприятного обсуждения.

Где же мы все в конце концов окажемся, если из страха получить на лоб печать ксенофоба мы предаём наши собственные ценности? Куда мы придём, если будем вынуждены стыдиться назвать неспособной к интеграции патерналистскую, патриархальную культуру, для которой личность — ничто, а род и община единоверцев — всё? Что такого неправильного в констатации факта — в бесчисленных случаях причиной иммиграции является не поиск работы, а соблазн воспользоваться немецким социальным пособием?

Враг демократии — мой враг


«Ислам тоже является частью [культурно-исторического, идентификационного кода] Германии», — да неужели?! Примите, пожалуйста, к сведению, что выразить сомнение в этом — небезопасно для жизни! Я знаю, о чём говорю. Ислам не знает такого метода — «критика». Именно потому любая критика приравнивается к оскорблению. Это не значит, что критически настроенных мусульман не существует. Я целиком на их стороне, вместе с отважными женщинами — Неклой Келек, Зейран Атеш, Миной Агда, Айан Хирси Али — и всеми остальными здравомыслящими мусульманами на свете.

Я сам, как переживший нацистские преследования, хорошо знаю разницу между гитлеровской и современной Германией. Её демократия для меня священна, потому что только при ней я чувствую себя в безопасности. И потому тот, кто является её врагом — христианин, мусульманин или атеист — и мой смертельный враг.

С глубоким уважением,

Ральф Джордано


отпечатано постоксероксомОригинал поста
Аватарка

Про Свинью Сильную Духом (так переводится с китайского её имя: Зу Зянцинг).

Аватарка

Нацвопрос в Германии. Там хотя бы об этом открыто говорит министр. И он не из Единой России

steissd пишет
Deutschland, wach auf!
*****************************************************************************

Германский министр по делам семьи Кристина Шредер выступила вчера по государственному телеканалу с предупреждением о том, что многие дети из семей «этнических» немцев подвергаются унижениям и дискриминации со стороны детей иммигрантов. Ей пришлось признать, что «немецких детей унижают за то, что они немцы».

«Антигерманские выступления – это форма ксенофобии и расизма» - подчеркнула министр. И посчитала нужным пояснить: «Это дискриминация за принадлежность к определенной этнической группе».

Шредер добавила, что это явление распространено в школах и в общественном транспорте.

Глава правительства земли Бавария Хорст Зеехофер не удовлетворился констатацией печального факта дискриминации коренного населения, и добавил, выступая в тот же день, что Германии следует закрыть двери перед мусульманскими и арабскими иммигрантами.

Чем вызваны столь откровенные и резкие высказывания немецких политиков?

В конце прошлой недели немецкая газета BILD и телеканал Das Erste опубликовали скандальные материалы об издевательствах и избиениях немецких детей в некоторых школах Германии, в которых «этнические» немцы оказались в меньшинстве.

В школах Эссена, например, где около 70% учащихся составляют дети иммигрантов, царит настоящая «германофобия».

«Над ними насмехаются, часто даже бьют. В классе с ними никто не разговаривает, они держатся забито, постоянно начеку и редко высказывают свое мнение, короче говоря, они не интегрированы в классе. Думаете, речь идет о детях иммигрантов в немецкой школе? Нет, это немецкие дети в обычной средней школе – 5-9 класс», -рассказывает репортер.

«Они, конечно, не угрожают ножами каждый день, но иммигрантские дети ведут себя своеобразно, - говорит директор школы в Эссене. - Нашим учительницам приходится работать с детьми, которые говорят о них своим сверстникам: «Не разговаривайте с ней, это просто немецкая шлюха».

«В период Рамадана школа на чрезвычайном положении, - рассказывает преподаватель. – В этот Рамадан дошло до того, что они плевали в еду соучеников. Принято считать, что дискриминируют иностранцев, но у нас как раз наоборот».

В ответ немецкие дети или дерутся, или стараются приспособиться к ситуации. На переменках они жмутся по углам. «16-летний Себастьян чувствует постоянную угрозу со стороны иммигрантских детей и часто дерется. Юлия дружит с набожным Салехом из Палестины. Она уверяет, что чувствует себя мусульманкой, это значит – никаких вечеринок, алкоголя и секса».

В Берлине не лучше. Преподаватели одной из берлинских школ написали докладную в профсоюз учителей, где жалуются на анти-немецкое поведение учащихся. Над школьниками издеваются, им угрожают, а если дело доходит до драки, на помощь иммигрантам приходят их родственники и друзья.

Учитель физкультуры Оливер Люк говорит, что унижения немецких детей обычное явление.

15-летний Домициан из Берлина-Шарлоттенбурга рассказывает корреспонденту газеты BILD, что с самого начала чувствовал себя аутсайдером в своем классе, так как у него светлая кожа и волосы, он хорошо говорит по-немецки и с уважением относится к учителям.



В августе его перевели в другую школу из-за плохих оценок, и его жизнь стала невыносимой. «Меня все время донимают из-за хорошего немецкого», - говорит мальчик.

«Из 29 учеников в классе, кроме меня, был еще только один немец, - жалуется он. Все остальные арабы и турки».

«С первого же дня начались преследования. «Они спросили, что мне здесь надо, и почему я разговариваю по-немецки без акцента. Все они говорил на смеси немецкого и других языков и требовали того же от меня, но я хочу говорить по–немецки» Мальчик начал пропускать занятия, но учителя ничем не могли ему помочь. Родителям пришлось перевести его в школу, где есть больше немцев.

************************************************************



Рейтинг блогов


отпечатано постоксероксомОригинал поста
Аватарка

История с Червяком Зеленина какбе олицетворяет

Что я думаю насчет всей этой истории?
Правильно! Надо ставить на место распустившихся без жесткой руки чиновников.

Сегодня такой губернатор показал червяка в Кремле, завтра покажет крысу, а что покажет через неделю - ДАЖЕ СТРАШНО ОБ ЭТОМ ПОДУМАТЬ!!!

Так что инновации инновациями, а совесть надо иметь!

Собственно о чём это я:
Губернатор Зеленин, показавший миру червяка в тарелке, нарвался на грубость из Кремля
Помощник президента по международным вопросам Сергей Приходько считает безответственным и глупым поступок тверского губернатора, который описал случившийся на приеме конфуз в "Твиттере" и подтвердил все фотографией. Приходько жалеет, что закон не позволяет увольнять губернаторов "по слабоумию".